This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Функция мочевого пузыря у мышей с отсутствующим канабиоидным рецептором типа 1

14.02.2014
38
0

Bladder function in a cannabinoid receptor type 1 knockout mouse

Füllhase C, Campeau L, Sibaev A, Storr M, Hennenberg M, Gratzke C, Stief C, Hedlund P, Andersson KE

Источник

Department of Urology, Klinikum Großhadern, Munich, Germany; Walter-Brendel-Center for Experimental Medicine, Ludwig-Maximilians-University, Munich, Germany

Ключевые слова: уродинамика, in vitro, канабиоидные рецепторы, нокаутные мыши, римонабант, карбахол.

Цель

Оценить функцию мочевого пузыря у нокаутных мышей с отсутствующим канабиоидным рецептором типа 1 (КР-1) при помощи экспериментов in vitro (изолированный орган в растворе) и in vivo (уродинамическое исследование, цистометрия).

Материалы и методы

Всего, двадцать 8-недельных самок обычных мышей (С57BL/6) и 20 нокаутных по КР-1 мышей аналогичного возраста.

Шесть мышей из каждой группы были использованы для экспериментов in vivo с изолированным органом, при этом выполнялась оценка контрактильности мышечных лоскутов после экспозиции с карбахолином (кривая оценки индуцированной карбахолином контрактильности, миогенная контрактильность) и стимуляции электрическим полем (нейрогенная контрактильность).

Также 14 мышей в каждой группе были подвергнуты цистометрическим экспериментам без анестезии через 3 дня после установки постоянного катетера, при этом оценивались обычные уродинамические параметры.

Результаты

Кривые оценки индуцированной карбахолином контрактильности были схожими у мышей двух исследуемых групп. Однако, на фоне электрической стимуляции у нокаутных мышей контрактильность была меньше, указывая на то, что канабиоидные рецепторы типа 1 являются нейрональным компонентом сократительного аппарата мочевого пузыря.

В цистометрических экспериментах у нокаутных мышей отмечались большая частота мочеиспускания (короче средний интервал между мочеиспусканиями 3,24 (0,29) против 7,32 (0,5) минут), меньшие емкость мочевого пузыря (0,09 (0,01) против 0,18 (0,01) мл) и объем мочеиспускания (0,07 (0,01) против 0,14 (0,01) мл), более низкая комплаентность мочевого пузыря (0,007 (0,001) против 0,02 (0,002) мл/см вод. ст.), а также более высокая спонтанная активность мочевого пузыря (5,1 (0,5) против 2,6 (0,6) см вод. ст), чем у нормальных мышей (все р<0,05, тест Стьюдента).

У нормальных мышей, системное введение римонабанта (SR141716), антагониста КР-1, приводило к уродинамическим изменениям, сходным с таковыми у нокаутных мышей.

Выводы

В экспериментах in vitro мышечные лоскуты нокаутных мышей отвечали на стимуляцию мускариновых рецепторов схожим образом, как у нормальных мышей, при этом реакция на электрическую стимуляцию была меньше. В экспериментах in vivo нокаутные мыши демонстрировали меньшую частоту мочеиспускания и большую спонтанную активность мочевого пузыря.

Данные находки предполагают, что канабиоидные рецепторы типа 1 вовлечены в периферическую и центральную нервную регуляцию процесса мочеиспускания.

Комментарии