Психоэмоциональное состояние юношей, имеющих индивидуально-типологические особенности ритма мочеиспускания, и юношей с клинически значимыми проявлениями дисфункции мочевого пузыря

17.04.2018
291
0

В.Б. Бердичевский, Б.А. Бердичевский

ФГБОУ ВО «Тюменский государственный медицинский университет» Минздрава России; Россия, 625023 Тюмень, ул. Одесская, 54

Контакты: Вадим Борисович Бердичевский neurourofcn@mail.ru

Введение

Нормальный ритм опорожнения мочевого пузыря (МП) у здорового человека варьирует в пределах 6–8 микций (главным образом в дневное время). Хорошо изучены нарушения работы этого органа: синдром гиперактивного МП подразумевает учащение ритма – 10 и более микций в сутки с ночной поллакиурией в ответ на императивный позыв, который может сопровождаться элементами недержания мочи; при гипоактивном МП число микций сокращается до 4 и менее, струя мочи становится слабой, позыв к мочеиспусканию угасает. Однако у определенной категории практически здоровых людей наблюдается функциональное состояние, которое пока изучено недостаточно полно. При этом состоянии происходит или учащение опорожнения МП (более 8 микций в сутки, преимущественно в дневное время), но без императивных позывов, или редкое опорожнение МП (менее 6 микций), но с четким позывом и сильной струей мочи. Можно предположить, что данное состояние обусловлено индивидуальными психоэмоциональными особенностями [1–4].

В научной литературе имеются сведения о том, что нарушения функции МП взаимосвязаны с психическим здоровьем [5–8]. Так, K. Zhang и соавт. обследовали 894 мужчины в возрасте от 22 до 50 лет и установили, что имеется статистически значимая ассоциация между высокими показателями депрессии, тревоги и наличием симптомов со стороны нижних мочевых путей [8]. Однако вопрос о том, следует ли рассматривать эмоциональные нарушения как фактор, предрасполагающий к развитию дисфункции МП, остается открытым. Для ответа на этот вопрос следует установить различия в уровне тревоги и депрессии у здоровых лиц с изменениями, предшествующими манифестации болезни, и без таковых.

Согласно данным А.М. Вейна, психоэмоциональные отклонения имеются у 25–80 % здорового населения, начиная с лиц пубертатного возраста. Большой диапазон выявленных отклонений автор связывает с неоднозначностью методического подхода, учитывающего лишь достаточно очевидные расстройства [9].

Однако психоэмоциональные отклонения широко распространены среди населения, в том числе и среди людей, считающих себя здоровыми. Представляется актуальным изучение распространенности тревожнодепрессивных расстройств у здоровых лиц, имеющих функциональные отклонения ритма мочеиспускания, для дальнейшей оценки вклада этого фактора в развитие клинических патологий.

Цель исследования – анализ распространенности психоэмоциональных нарушений у здоровых лиц с индивидуально-типологическими особенностями опорожнения МП и пациентов с клинически значимыми проявлениями нарушения мочеиспускания.

Материалы и методы

На базе клиники урологии ФГБОУ ВО «Тюменский государственный медицинский университет» Минздрава России в 2016–2017 гг. обследованы 30 юношей 18–24 лет, признанных в процессе диспансеризации здоровыми. По результатам анализа 3-суточных дневников мочеиспускания из них были выделены 14 юношей, имеющих индивидуально-типологические особенности опорожнения МП (у 9 – частое мочеиспускание, более 8 микций в сутки; у 5 – редкое мочеиспускание, менее 6 микций в сутки). Оставшиеся 16 здоровых юношей снормальным ритмом мочеиспускания (6–8 микций в сутки) составили контрольную группу. В исследование были включены также 30 пациентов с клинически значимым нарушением мочеиспускания, не связанным с урологической патологией. По результатам анкетирования среди них были выделены 22 пациента с проявлениями гиперактивного МП (более 10 микций в сутки с императивными позывами и ночным пробуждением ото сна чаще 2 раз) и 8 пациентов с гипоактивным МП (менее 5 микций в сутки с угасанием позыва на мочеиспускание и слабой струей мочи).

Для выявления психоэмоциональных нарушений анализировали результаты применения опросника для самооценки тревожности Ч.Д. Спилбергера (StateTrait Anxiety Inventory) [10] в адаптации Ю.Л. Ханина [11]. Оценивали уровень реактивной тревожности юношей на момент анкетирования по 1–20-му пунктам опросника и личностной тревожности по 21–40-му пунктам. Тревожность квалифицировалась как низкая при сумме 30 баллов именее, как умеренная – при сумме 31–45 баллов, как высокая – при сумме более 45 баллов. Наличие депрессии устанавливали с помощью опросника Бека (Beck Depression Inventory) [12]. При сумме менее 10 баллов констатировалось отсутствие депрессии, удовлетворительное эмоциональное состояние, 10–19 баллов – легкая депрессия, 20 баллов и более – умеренная или тяжелая депрессия.

Статистическая обработка результатов проведена с использованием программ Microsoft Excel и Statistica 10. Полученные данные представлены в виде М ± m. Значимые различия учитывались при уровне р <0,05 (критерий Стьюдента).

Результаты и обсуждение

По данным опросника Спилбергера–Ханина личностная и реактивная тревожность у здоровых юношей с нормальным и редким мочеиспусканием статистически значимо не отличалась. Однако при частом опорожнении МП личностная и реактивная тревожность была статистически значимо выше (см. таблицу, рис. 1), чем при нормальном ритме, хотя и оставалась в пределах низких значений. Однако такое повышение может указывать на негативную тенденцию к росту тревожности и на роль этого фактора в развитии дисфункции МП.

Рис. 1. Различия в уровне личностной и реактивной тревожности у здоровых юношей с частым и нормальным мочеиспусканием и у юношей с гиперактивным мочевым пузырем *Различия статистически значимы (р <0,05)

Таблица. Показатели психоэмоционального состояния здоровых юношей с особенностями ритма мочеиспускания, здоровых юношей без таковых и юношей с клиническими признаками дисфункции нижних мочевых путей, M ± m.

Показатель Здоровые юноши с нормальным ритмом мочеиспускания, n = 16 Здоровые юноши с особенностями ритма мочеиспускания Пациенты с дисфункцией нижних мочевых путей
с частым мочеиспусканием, n = 9 с редким мочеиспусканием, n = 5 с гиперактивным мочевым пузырем, n = 22 с гипоактивным мочевым пузырем, n = 8
Уровень депрессии по опроснику Бека, баллы 7,5 ± 2,0 16,4 ± 5,5* 9,8 ± 3,5 20,5 ± 3,5* 11,4 ± 1,5*
Уровень тревожности по опроснику
личностной
реактивной

6,2 ± 3,1
9,4 ± 2,5

15,3 ± 2,5*
12,1 ± 3,0*

 

8,5 ± 4,2
10,2 ± 3,0


17,5 ± 5,0*
16,4 ± 3,5*

10,5 ± 1,0*
13,8 ± 1,0*

* Различия относительно показателей юношей с нормальным ритмом мочеиспускания статистически значимы (р <0,05).

У пациентов с дисфункцией МП также наблюдался повышенный уровень личностной и реактивной тревожности, статистически значимо отличающийся от показателей контрольной группы, причем максимальные различия наблюдались при гиперактивном МП (см. таблицу, рис. 1).

Средняя оценка по опроснику Бека у здоровых юношей с нормальным и редким мочеиспусканием статистически значимо не отличалась и соответствовала отсутствию депрессии. Однако при частом опорожнении МП сумма баллов составляла уже 16,4 ± 5,5, что свидетельствовало о легкой депрессии. У пациентов с дисфункцией МП также наблюдалось повышение уровня депрессии, причем при гипоактивном МП сумма баллов достигала уровня легкой депрессии (11,4 ± 1,5), а при гиперактивном МП – умеренной депрессии (20,5 ± 3,5). Все различия с контрольной группой были статистически значимыми (см. таблицу, рис. 2).

Рис. 2. Различия в уровне депрессии у здоровых юношей с частым и нормальным мочеиспусканием и у юношей с гиперактивным мочевым пузырем *Различия статистически значимы (р <0,05)

Из представленных данных видно, что по мере перехода доклинических особенностей мочеиспускания в клинически значимую дисфункцию МП у юношей 18–24 лет нарастает выраженность психоэмоционального напряжения. При этом хотя пациенты с гипоактивным МП характеризовались статистически значимым ухудшением эмоционального состояния, но его степень была заметно меньше, чем у пациентов с гиперактивными проявлениями дисфункции с элементами повелительной ургентности, сопровождающейся нарушением сна. Можно предположить, что тревога, депрессия и дисфункция МП представляют собой звенья единой причинно-следственной цепи, а лучше сказать – «порочного круга», так как обусловливают и усугубляют друг друга [13].

Проводя настоящее исследование, мы исходили из общепринятого постулата о том, что тревожность есть естественная и обязательная особенность активного человека, и она не является изначально негативным феноменом. Мы анализировали оптимальный индивидуальный уровень полезной тревоги как физиологический параметр, сопровождающий типологические особенности ритма мочеиспускания конкретного молодого человека [14]. Однако результаты проведенного изучения психоэмоционального состояния юношей с индивидуально-типологическими особенностями мочеиспускания и клинически значимой дисфункцией МП дают основание говорить о важной роли психоэмоционального статуса не только в формировании индивидуально-типологических особенностей ритма мочеиспускания, но и в манифестации различных клинических проявлений дисфункции МП.

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что нарушения психоэмоционального статуса играют роль в возникновении индивидуальнотипологических особенностей мочеиспускания у здоровых лиц юношеского возраста и, возможно, в формировании клинических проявлений дисфункции нижних мочевых путей.

Литература

1. Аляев Ю.Г., Григорян В.А., Гаджиева З.К. Расстройства мочеиспускания. М.: Литтерра, 2006. 208 с. [Alyaev Yu.G., Grigoryan V. A., Gadzhieva Z.K. Urination disorders. Moscow: Litterra, 2006. 208 p. (In Russ.)].

2. Abrams P., Cardozo L., Fall M. et al. The standardisation of terminology of lower urinary tract function: Report from the Standardisation Subcommittee of the International Continence Society. Neurourol Urodyn 2002;21(2):167–78. PMID: 1857671.

3. Andersson K., Arner A. Urinary Bladder Contraction and Relaxation: Physiology and Pathophysiology. Physiol Rev 2004;84(3):935–86. DOI: 10.1152/physrev.00038.2003. PMID: 15269341.

4. Yoshida M., Masunaga K., Nagata T. et al. The forefront for novel therapeutic agents based on the pathophysiology of lower urinary tract dysfunction: pathophysiology and pharmacotherapy of overactive bladder. J Pharmacol Sci 2010;112(2):128–34. PMID: 20134115.

5. Вишневский Е.Л., Лоран О.Б., Саенко В.С. Симпатическая гиперактивность и резервуарная функция мочевого пузыря у мужчин. Урология 2000;8(3):135–7. [Vishnevskiy E.L., Loran O.B., Saenko V.S. Sympathic hyperactivity and reservoir function of the bladder in men. Urologiia 2000;8(3):135–7. (In Russ.)].

6. Cerruto M.A., Asimakopoulos A.D., Artibani W. et al. Insight into new potential targets for the treatment of overactive bladder and detrusor overactivity. Urol Int 2012;89(1):1–8. DOI: 10.1159/000339251. PMID: 22738896.

7. Daly D.M., Collins V.M., Chapple C.R., Grundy D. The afferent system and its role in lower urinary tract dysfunction. Curr Opin Urol 2011;21(4):268–74. DOI: 10.1097/MOU.0b013e3283476ea2. PMID: 21537194.

8. Zhang K., He L.J., Yu W. et al. Association of depression/anxiety with lower urinary tract symptoms and erectile dysfunction in Chinese men aged from 22 to 50 years. Beijing Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban 2013;45(4):609–12. PMID: 23939173.

9. Вейн А.М. Вегетативные расстройства. Клиника, диагностика, лечение. М.: Медицинское информационное агентство, 2000. 752 с. [Wayn A.M. Vegetative disorders. Clinic, diagnostics, treatment. Moscow: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo, 2000. 752 p. (In Russ.)].

10. Spielberger C.D., Gorssuch R.L., Lushene P.R. et al. Manual for the StateTrait Anxiety Inventory. Palo Alto, California: Consulting Psychologists Press, 1970.

11. Батаршев А.В. Базовые психологические свойства и самоопределение личности: Практическое руководство по психологической диагностике. СПб.: Речь, 2005. С. 44–49. [Batarshev A.V. Basic psychological characteristics and self-determination of personality: A practical guide to psychological diagnosis. St. Petersburg: Rech, 2005. Pp. 44–49. (In Russ.)].

12. Beck А.Т., Ward C.H., Mendelson M. et al. An Inventory for Measuring Depression. Arch Gen Psychiatry 1961;4:561–71. PMID: 13688369.

13. Коршунова Е.С., Мазуренко Д.А., Бриль Е.В. Влияние симптомов гиперактивного мочевого пузыря на психоэмоциональное состояние больных. В сб.: Материалы ХVII Конгресса Российского общества урологов. М., 2017. С. 383. [Korshunova E. S., Mazurenko D.A., Bril’ E.V. The influence of symptoms of hyperactive bladder on the psycho-emotional state of patients. In: Materials of the XVII Congress of the Russian Society of Urologysts. Moscow, 2017. Pp. 383. (In Russ.)].

14. Пушкарь Д.Ю., Касьян Г.Р. Функциональная урология и уродинамика. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013. 375 с. [Pushkar’ D.Yu., Kas’yan G.R. Functional urology and urodynamics. Moscow: GEOTAR-Media, 2013. 375 p. (In Russ.)].

Статья опубликована в журнале "Андрология и генитальная хирургия" выпуск №1/2018, стр. 39-43

Комментарии