This must be hidden

Профессор Михаил Иосифович Коган: В диагностике простатита нужно уметь разговаривать с больным

01.05.2018
1761
2

О своем отношении к новым методам диагностики и лечения хронического простатита в интервью порталу UroWeb.ru рассказал заведующий кафедрой урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологииандрологии ФПК и ППС Ростовского государственного медицинского университета, д. м. н., профессор Михаил Иосифович Коган. Как отметила в начале беседы ведущая интервью и Виктория Анатольевна Шадеркина, профессор зачастую в своих выступлениях озвучивает острые и оригинальные мнения по целому ряду урологических вопросов.

 

Шадеркина В.А.: Михаил Иосифович, как Вы считаете, хронический простатит — это действительно распространенное заболевание, или его распространенность преувеличена?

Проф. Коган М.И.: Думаю, необходимо разделять хронический простатит на некое состояние, которое есть у человека, и как заболевание, которое надо лечить. Воспаление в предстательной железе встречается на самом деле у подавляющего большинства больных, даже когда мы занимаемся другими состояниями. По результатам аутопсий – исследований предстательной железы у людей, погибших внезапной смертью, – мы часто находим у них серьезные воспалительные заболевания простаты, но эти люди никогда не обращались к урологу при жизни.

Шадеркина В.А.: То есть у этих пациентов не было беспокоящих симптомов, по поводу которых они бы обратились?

Проф.Коган М.И.:Совершенно верно. Иначе быэто воспалительное состояние приносило проблемы человеку. Если же говорить о распространенности заболевания, проблемы причиняющего, то здесь многое зависит от квалификации врача. Сегодня мы говорим, что простатит вызывается бактериями, вирусами, другими микроорганизмами, – и мы должны понять, каким именно микроорганизмом или группой он вызван в конкретном случае. Должны увериться, что именно этот фактор дает те симптомы, которые есть у человека. Потому, что если у него, к примеру, имеется повышенное содержание лейкоцитов в секрете простаты — это еще не значит, что симптомы пациента связаныс таким повышением. Диагноз простатита надо уметь ставить с помощью анамнеза, с помощью разговора. Он ставится не так, как диагноз кисты, которую можно просто увидеть на МРТ или КТ, либо рак мочевого пузыря, который определяется эндоскопией. Здесь надо уметь разговаривать с больным, чтобыпонять, на самомли деле его симптомы связаны с предстательной железой. Что же касается распространенности: согласно актуальному канадскому исследованию, 15–16% мужчин в популяции страдает от симптомов, которыемогут быть отнесены к простатиту.Номынеможем сказать по анкете, что именно эти симптомы отражают его наличие. Поэтому об истинной распространенности простатита, который имеет свою определенную природу и характеризуется определенными симптомами, не знает никто.

ШадеркинаВ.А.: Изменилась ли классификацияпростатита запоследние 5-10 лет?

Проф. Коган М.И.: Безусловно. С 1995 года мы знакомы с научной классификацией простатического поражения, которая была разработанаАмериканским институтом здоровья. Когда он предлагал эту классификацию, говорилось, что она предназначена для того, чтобы вести исследования. Чтобы сравнивать результаты исследований, надо каким-то образом стратифицировать это состояние: скажем, есть бактериальное воспаление, а есть небактериальное. Но за последние 5–7 лет мы стали совершенно иначе относиться к секрету предстательной железы – дело в том, что он никогда не бывает стерилен. В нем содержится масса микроорганизмов: мы изучали микробиоту культуральными методами и опубликовали свои данные. Данные международного проекта «Микробиом человека» тоже показали, что в секрете предстательной железы могут находиться 30–40 совершенно различных микроорганизмов, и в 90% случаев стандартным культуральным методом они не выявляются.

При этом простатит, конечно, вызывается микроорганизмами, которые есть в предстательной железе. Раньше велись разговоры о том, что инфекция могла занестись из миндалин, кишечника, уретры и так далее. Так вот, своих микробов везде хватает, им не обязательно носиться по организму, чтобы попасть в предстательную железу. В ней все уже и так есть – огромное количество микроорганизмов. Поэтому, если есть воспалительные изменения в секрете, есть боли, характерные для воспаления простаты, и симптомы нарушенного мочеиспускания, — имеется хронический бактериальный простатит. А вот форма синдрома хронической тазовой боли (СХБТ), когда присутствует ряд микроорганизмов, характерных для простатита, но секрет простаты не содержит лейкоцитов и нет воспаления — это не простатит. В таких случаях синдром хронической тазовой боли может быть связан с мышцами, поражением нервной системы, ишемическими процессами в тазу. Нет воспаления — нет заболевания простаты. Однако рак простаты — безболевое заболевание, гиперплазия — безболевое заболевание.

Шадеркина В.А.: Какие, на Ваш взгляд, препараты обязательно должны входить в схему лечения простатита?

Проф. Коган М.И.: Если хроническое бактериальное воспаление ответственно за развитие симптомов, то с ним мы должны бороться антибактериальными подходами. Но антибиотикотерапия сложна, тяжела, не каждый врач хорошо владеет ею. К ней надо относиться очень ответственно: специальных антибиотиков, тропных простатической ткани, не существует, и все прекрасно знают об этом. Когда европейская или американская урологические ассоциации рекомендуют мне как практикующему врачу 4–6-недельное употребление антибиотиков, я понимаю, что это употребление разрушает микробиоту человека в целом, во всем его организме. Стремясь снизить количество лейкоцитов в секрете, снять боль, мы повреждаем всю микрофлору. Нарушается баланс аэробов с анаэробами, внутри аэробов начинают доминировать те, которые в спокойном состоянии должны и находиться спокойно. На мой взгляд, сегодня такими рекомендациями мы, стараясь помочь человеку, повреждаем микробиоту и вносим дисбаланс — развивается такое состояние, которое в России называется дисбактериозом, а во всем мире — дисбиозом.

Шадеркина В.А.: Как можно повысить эффективность терапии простатита?

Проф. Коган М.И.: Для этого придумываются различные пути. Например, физиотерапевтические методы трансректально – очень рациональный подход, другое дело, что его эффективность с позиций современной доказательной медициныне определена. Все исследования, которые вели наши учителя, были изумительными, но проводились по науке того времени. Сегодня таких исследований не проводится, к сожалению. Но я думаю, что повышение температуры предстательной железы, улучшая в ней кровоток, микроциркуляцию, будет повышать эффективность антибиотикотерапии. Я думаю, что и массаж, также улучшая кровоток, в некоторых случаях должен помогать эффективности физиотерапии. В случае формы заболевания IIIB массаж не помогает никаким образом, но при форме IIIА он полезен, потому что вызывает гиперемию, на фоне которой антибиотики увеличивают свои концентрации в предстательной железе.

Есть и лекарственные подходы. В последнее времямыпроводили исследование с препаратом ИндигалПлюс, это сложный трехкомпонентный препарат. Он содержит травяной, фитотерапевтический компонент, экстракт вееролистной пальмы, а также химически чистые вещества. И если растительный компонент трудно проверить с точки зрения доказательной медицины — хотя в ряде случаев он, как показал опыт, работает, — то с химическими мы должны активно работать как исследователи. Туда входят дериватыиндола, дериватыкатехинов.Эти вещества обладают противовоспалительным действием. Они воздействуют на систему цитокинов в предстательной железе. Цитокины, провоспалительные и противовоспалительные, есть во всех органах и тканях нашего организма. Цитокиновые реакции приводят к активации циклооксигеназы–2, которая активирует систему простагландинов, непосредственно вызывающих боль в тканях. Химические вещества в составе ИндигалПлюс нарушают цитокиновые реакции, действуют на туморозный фактор некроза опухоли, который, в свою очередь, запускает реакцию цитокинового ряда. Таким образом, благодаря этим веществам уменьшается концентрация простагландинов и снижается боль. Здесь на самом деле присутствует эффект. Кроме того, сами эти вещества, индоловые и катехиновые, улучшают антибиотикочувствительность, борются с бактериальной резистентностью, это тоже доказано. Поэтому мы считаем, что разработка новых лекарственных средств для снижения воспалительной реакции в тканях, улучшения кровотока, конечно, должна вестись.

Шадеркина В.А.: Возвращаясь к вопросу о доказательной базе, какова она у ИндигалПлюс? Вы сказали, что проводили исследования на своей кафедре…

Проф. Коган М.И.: Проводили, и эти исследования были многоцентровыми в нашей стране, что несомненно повышает научную доказательность. Мы собирали материал больных с формами простатита II и IIIА. Всего участвовало 150 пациентов. У одной группы терапия проводилась по стандартной схеме, описанной в рекомендациях Европейской ассоциации урологов, а у второй к стандартной схеме лечения добавлялся ИндигалПлюс. Во втором случае эффективность терапии, проводимой на протяжении трех месяцев, оказалась существенно выше. И, что очень важно, через три месяца по завершении этой терапии положительный эффект сохранялся.

Мы не продолжали наблюдать этих больных дальше, такая задача не стояла в этом исследовании, но такой эффект последействия — пожалуй, и есть то, ради чего необходимо продолжать изучать эти новые химические молекулы.

Качество жизни через 3 месяца после окончания лечения с применением ИндигалПлюс оставалось таким же, какое было достигнуто к моменту окончания лечения. А если мы можем ввести пациента в состояние длительной ремиссии, — то это то, к чему все должны стремиться. Известно, что, несмотря на лечение, многие мужчины имеют атаки простатита по нескольку раз в год. Есть пациенты, которые практически не выходят из атак простатита и страдают от этого – у них воспаление, и с ним врачу тяжело бороться. Если мы этот процесс на ранней стадии развития не побороли антибиотиками, то масса маленьких хронических абсцессов сохраняется и приводит к новым атакам.

Шадеркина В.А.: Увеличивается ли количество побочных явлений при таком комбинированном приеме лекарственных средств, как в Вашем исследовании?

Проф. Коган М.И.: Мы не увидели каких-то побочных эффектов, которые были бы свойственны группе, принимавшей ИндигалПлюс, в сравнении с теми пациентами, кто не принимал его. Антибиотики мы применяли месяц, как положено, а ИндигалПлюс по 2 капсулы 2 раза в день — три месяца. Мы не встретили существенных побочных эффектов, о которых пациенты бы нам заявили. Никто не говорил, что вынужден прекратить прием препарата из-за побочных явлений, — такого не было. Пациенты были удовлетворены качеством и переносимостью лечения.

Шадеркина В.А.: Михаил Иосифович, что бы Вы пожелали урологам, которые занимаются лечением мужчин с хроническим простатитом, ежедневно и ежечасно сталкиваются с такими пациентами на амбулаторном приеме?

Проф. Коган М.И.: Бывают типичные, классические случаи, когда диагноз простатита может быть квалифицированно поставлен на амбулаторном этапе. Тогда хорошо подготовленный врач, а такие у нас есть, может качественно пролечить пациента. Но если пациент имеет в течение года вторую-третью атаку заболевания, которое укладывается в картину простатита, то его надо обследовать более широко. Такой подход может приносить успех у больных с быстрыми и частыми рецидивами простатита.

Шадеркина В.А. Спасибо, Михаил Иосифович. Мы с вами еще не раз будем затрагивать разные «острые» темы.

Материал подготовила В.А. Шадеркина

Комментарии

Хорошко Евгений Викторович
Очень актуально. Спасибо!
Орешков Василий Сергеевич
огромное спасибо.
Важные новости