Недержание мочи у нерожавших женщин

10.06.2018
894
0

Проблеме недержания мочи у молодых и нерожавших женщин уделяется не так много внимания, однако она является достаточно распространённой, несмотря на замалчивание и стыд со стороны пациенток. Подробнее о методах диагностики и лечения, применяемых в таких случаях, рассказал в программе «Часс ведущим урологом» Михаил Юрьевич Гвоздев, доктор медицинских наук, профессор кафедры урологии МГМСУ им. А. И. Евдокимова.

М.Ю. Гвоздев

доктор медицинских наук, профессор кафедры урологии МГМСУ им. А. И. Евдокимова

Актуальность проблемы

Как отметил Михаил Юрьевич, от проблемы недержания мочи в течение жизни страдает порядка 13,9 % мужчин и 51,1 % женщин [1; 2]. Затраты на «обычный уход» (прокладки, средства защиты, прачечная и т. д.) среднего пациента в США при этом составляют более $900 в год [3]. Профессор подчеркнул, что во многом недержание мочи является социальной проблемой. Ей сопутствуют смущение, страх перед запахом и бытовыми неудобствами, отказ от социальной жизни и рекреационной деятельности, замалчивание проблемы и стыд обращения за помощью [4; 5].

Готовясь к участию в программе, Михаил Юрьевич ознакомился с систематическим обзором [6], учитывавшим базы данных Medline, CinaHL, Embase, а также данные библиотеки Кокрейна. Из 746 статей было отобрано 80 для анализа. По результатам, у нерожавших женщин распространённость недержания составляет в среднем 20,1 % (1–42,2 %). В 49,4 % случаев это стрессовое недержание (12,5– 79%), в 31,3% — ургентное (15,6–41,6 %) и в 24,8 % — смешанное (8,3–50 %).

Факторы риска недержания мочи у нерожавших женщин

В качестве факторов риска выделяются физическая активность, возраст, масса тела, детский энурез в анамнезе, тревожность, депрессия, панические атаки, запоры и расстройства пищевого поведения, а также сексуальная активность и приём комбинированных оральных контрацептивов [7; 8; 9].

Профессор подробнее остановился на каждом из факторов риска. Так, распространённость недержания мочи выше у женщин, которые тренируются, по сравнению с теми, кто этого не делает. По мнению доктора, во многом это обусловлено неоправданно высокими физическими нагрузками. Согласно ряду источников, в среднем 28,3 % (19,9–38,6 %) нерожавших женщин, практикующих регулярные тренировки, страдают в той или иной форме от недержания мочи [10; 11]. Существует гипотеза, согласно которой высокие нагрузки ведут к перерастяжению мышц тазового дна и повышению внутрибрюшного давления, что в свою очередь приводит к развитию недержания мочи. Наиболее опасны в этом смысле, по словам Михаила Юрьевича, виды активности, где необходимо совершать большое количество прыжков.

Также на 20–70 % возрастает риск недержания мочи при каждых пяти излишних единицах индекса массы тела (ИМТ). При наличии лишнего веса повышенное внутрибрюшное и внутрипузырное давление превышают давление закрытия уретры, что ведёт к развитию недержания [12]. Михаил Юрьевич, однако, отметил, что ИМТ не учитывает соотношение жировой и мышечной ткани в организме, потому не является абсолютно объективным критерием.

Что касается наличия детского энуреза в анамнезе, он почти всегда сопровождается нестабильностью детрузора и ургентным недержанием мочи. Кроме того, присутствие проблемы может приводить к высокому уровню психологического стресса, что само по себе может в дальнейшем выступать фактором патогенеза недержания мочи у взрослых [13; 14].

Поиск причины, диагностика

В процессе диагностики недержания мочи у нерожавших женщин уделяется внимание большому количеству факторов. Так, необходимо собрать анамнез с учётом сведений о детстве пациентки, её рекреационной деятельности, социальной жизни, наличии депрессии и т.д. Для постановки диагноза также используются валидированные опросники, осмотр с проведением кашлевой пробы (проводится при наличии у пациентки естественного позыва к мочеиспусканию), PAD-тест, уродинамическое исследование, консультации гинеколога, гастроэнтеролога и психотерапевта. Доктор подчеркнул, что беседа с пациенткой должна проводиться максимально деликатно и доверительно.

PAD-тест представляет из себя использование прокладки с последующим её взвешиванием. Он может быть полезен, поскольку трудно субъективно оценить степень недержания мочи, однако имеет ряд минусов. Среди них недостаточная точность взвешивания, впитывание пота и влагалищного отделяемого, а также высыхание прокладки. С другой стороны, такой тест, проводимый в домашних условиях на протяжении 24 часов, обладает хорошим балансом между диагностической точностью и приверженностью пациенток. Также стандартизация объема мочевого пузыря и степени нагрузки повышают воспроизводимость результатов. При проведении теста с прокладкой соблюдаются стандартные длительность и протокол нагрузки. Он применяется, в частности, если возникает необходимость количественной оценки недержания мочи. Для объективной оценки результатов лечения тест проводится повторно.

Комплексное уродинамическое исследование (КУДИ) может влиять на выбор лечения недержания мочи, но оно не повышает эффективности консервативной терапии стрессового недержания (уровень доказательности 1a). Выполнение КУДИ также не повышает эффективности хирургического лечения неосложнённого стрессового недержания мочи (уровень доказательности 1b). Отсутствует достоверная корреляция между результатами оценки функции уретры и последующей эффективностью хирургического лечения стрессового недержания мочи (уровень доказательности 3). Также отсутствуют убедительные данные о том, что гиперактивность детрузора перед операцией связана с неэффективностью установки синтетических слингов у женщин (уровень доказательности 3). Кроме того, наличие гиперактивности детрузора перед операцией может быть связано с сохранением ургентности после её выполнения (уровень доказательности 3).

Важно, что КУДИ не проводится на рутинной основе при планировании лечения неосложнённого недержания мочи. Исследование выполняется, если его результаты могут повлиять на тактику инвазивного лечения. Также не измеряется профиль уретрального давления или давление точки утечки для оценки выраженности недержания мочи или прогнозирования результатов лечения. При построении тактики терапии необходимо следовать стандартам, определённым Международным обществом по удержанию мочи.

Пути избавления от недержания мочи

Для лечения недержания мочи у нерожавших женщин могут применяться корректировка образа жизни, методики, направленные на укрепление мышц тазового дна, медикаментозная терапия, а также оперативные методы — Михаил Юрьевич заметил, что они должны рассматриваться в последнюю очередь.

К методам корректировки образа жизни относятся снижение массы тела, уменьшение доз приёма кофеинсодержащих напитков, лечение заболеваний желудочно-кишечного тракта, прекращение курения и лечение заболеваний дыхательной системы, исключение чрезмерных физических нагрузок, а также соблюдение режима мочеиспускания [15].

Для тренировки мышц тазового дна могут применяться методика биологической обратной связи, влагалищные конусы и самостоятельные упражнения. В ходе применения методик биологической обратной связи выполняются сознательные тренировки наружных сфинктеров прямой кишки и мочеиспускательного канала, а также мышц влагалища. Обеспечивается управление функциями опорожнения и удержания, причём сохраняется визуальный контроль силы мышечных сокращений.

Упражнения для мышц тазового дна предложены, как известно, Арнольдом Кегелем в 1948 году. Сам он писал, что втягивание мышц промежности должно лежать в основе всех комплексов по укреплению мышц тазового дна. Однако, основываясь на простых рекомендациях, лишь немногие женщины выполняют упражнения достаточно долго, чтобы можно было получить и оценить результаты: многие не знают о «функциях промежности» и не способны оценить полученные результаты. Это приводит к отказу от продолжения лечения [16].

Также сегодня применяется экстракорпоральная магнитная стимуляция мышц тазового дна с применением специальных кресел. Михаил Юрьевич добавил, что этот метод носит экспериментальный характер, однако многие пациентки отмечают его высокую эффективность.

Один из самых простых методов — использование влагалищных конусов, выпускаемых множеством производителей. Задача пациентки состоит в том, чтобы в комфортных для себя условиях удерживать помещённый во влагалище конус на месте в течение 20 минут. Такие упражнения выполняются курсами по нескольку месяцев. Сегодня американские клинические рекомендации включают их в первую линию терапии недержания мочи.

При назначении медикаментозной терапии возможно использование М-холинолитиков. Они назначаются в тех случаях, когда речь идёт о гиперактивности мочевого пузыря. Кроме того, допускается назначение препаратов, действующих на тонус мускулатуры шейки мочевого пузыря и мочеиспускательного канала, — в первую очередь, это ингибиторы обратного захвата серотонина. Их применение может рассматриваться у пациенток с недержанием мочи на фоне депрессивных состояний и панических атак.

К оперативным методикам относятся лазеротерапия, введение объёмообразующих препаратов и установка синтетических петель. Профессор напомнил, что прежде всего следует рассматривать наименее агрессивные варианты вмешательства и только при абсолютной их необходимости.

В завершение лекции Михаил Юрьевич Гвоздев подытожил её основные тезисы: недержание мочи у нерожавших женщин — это распространённая проблема, которой сопутствуют умалчивание и стыд со стороны пациенток. Как следствие, она отличается высокой трудностью диагностики и выбора лечения. При работе с такими пациентками необходим персонализированный подход, а достижение результата может требовать долгого времени. Также следует крайне осторожно относиться в этих случаях к применению хирургических методов.

Источники

1. Bernard T. et al., Int Urogynecol J 21 (1), 2010: 5–26

2. Alayne D. et al., J Urol 2, 2011: 589–593

3. Leslee L. et al., Obstet Gynecol 107 (4), 2006: 908

4. Teunissen D. et al., Scand J Prim Health Care 24 (3), 2006: 166–173

5. Sinclair A. J., Ramsay I. N., Obstet Gynaecol, 13 (3), 2011: 143–148

6. Almousa S., Bandin van Loon A., Maturitas 107, 2018: 78–83

7. Pizzoferrato et al., 2014

8. Bardino M. et al., 2015

9. Drown S. J. et al., 2010

10. Kari Bo et al., Obstet Gynecol, 84 (6), 1994: 1028–1032

11. Eliasson K. et al., Int Urogynecol J, 15 (3) 2004: 149–153

12. Subak L. L.., Richter H. E. et al., J Urol, 182 (6) 2009: 2–7

13. Perry S. et al., Br J Health Psychol, 11 (3), 2006: 463–482

14. Johnson C. et al., Pediatrics, 118 (5), 2006: 1985–1993

15. Kalaivani R., Ash M., Best Practice Res Clin Obstet Gynaecol, 29 (4), 2015: 541–547

16. Kegel A. H., Am J Obst & Gynec, 1948

Статья опубликована в журнале "Дайджест урологии" №3 2018

Тематики и теги

Комментарии

Важные новости
Последние новости