This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Смертность после лечения рака предстательной железы с помощью радикальной простатэктомии, лучевой терапии или брахитерапии у мужчин без сопутствующих заболеваний

28.01.2014
34
0

Mortality after prostate cancer treatment with radical prostatectomy, external-beam radiation therapy, or brachytherapy in men without comorbidity

Nepple KG, Stephenson AJ, Kallogjeri D, Michalski J, Grubb RL 3rd, Strope SA, Haslag-Minoff J, Piccirillo JF, Ciezki JP, Klein EA, Reddy CA, Yu C, Kattan MW, Kibel AS.

Источник:

Washington University School of Medicine, St. Louis, MO, USA; University of Iowa, Iowa City, IA, USA. Electronic address: kenneth-nepple@uiowa.edu.

Сопутствующие соматические заболевания влияют на выбор лечения и смертность при раке предстательной железы (РПЖ). Крупномасштабной сравнительной оценки смертности от РПЖ (СР) и общей смертности (ОС), ограниченной пациентами без сопутствующих заболеваний, во время лечения не проводилось.

Цель:

Оценить СР и ОМ у мужчин с сопутствующими заболеваниями после радикальной простатэктомии (РП), дистанционной лучевой терапии (ДЛТ) или брахитерапии (БТ).

Дизайн, установки и участники:

Были проспективно получены и ретроспективно оценены данные о 10 361 мужчине с локализованным РПЖ, получавших лечение с 1995 по 2007 год в двух учебных центрах в Соединенных Штатах. Мы отобрали 6692 мужчин без зарегистрированных сопутствующих заболеваний согласно индекса сопутствующих заболеваний. Средний период наблюдения после лечения составил 7,2 года.

Вмешательство:

Радикальная простатэктомия у 4459, дистанционная лучевая терапия у 1261 и брахитерапия у 972 пациентов.

Результаты измерений и статистический анализ:

Одномерный и многомерный пропорциональный регрессионный анализ рисков Кокса, в том числе анализ контрольной группы по индексу соответствия СР и ОС для ДЛТ и БТ относительно РП как категория лечения. СР также оценивалась анализом конкурирующих рисков.

Результаты и ограничения:

Согласно анализу Кокса, ДЛТ была связана с увеличением СР по сравнению с РП (отношение рисков [ОР]: 1,66, 95% доверительный интервал [ДИ], 1.05-2.63), в то же время не было статистически значимого увеличения после БТ (ОР: 1,83 при 95% ДИ, 0.88-3.82). После использования анализа конкурирующих рисков выгода от РП осталась, но больше не была статистически значимой для дистанционной лучевой терапии (ОР: 1,55, 95% ДИ, 0.92-2.60) или БТ (ОР: 1,66, 95% ДИ, 0.79-3.46). По сравнению с РП, как ДЛТ (ОР: 1,71, 95% ДИ, 1.40-2.08) так и БТ (ОР: 1,78, 95% ДИ, 1.37-2.31) были связаны с увеличением ОС.

Выводы:

В большой многоцентровой выборке пациентов без сопутствующих заболеваний обе формы лучевой терапии были связаны с увеличением общей смертности по сравнению с хирургией, но не было отмечено различий в СР по результатам анализа конкурирующих рисков. Эти данные могут быть результатом дисбаланса кофакторов или различий в смертности, связанных с первичной или резервной терапией.

Комментарии

Журнал "Европейская Урология"
European Urology (Европейская Урология) 2013 сентябрь; 64 (3)
Выпуски