Эффективность сочетанного применения экстракорпоральной ударно-волновой терапии и фитотерапии при простатолитиазе
04.07.2017
961
0

Кульчавеня Е.В., Брижатюк Е.В., Шевченко С.Ю., Баранчукова А.А.

Ультразвуковое исследование предстательной железы (ПЖ) по поводу простатита, рака, доброкачественной гиперплазии нередко выявляет в различных отделах паренхимы множественные плотные тени, трактуемые обычно как конкременты (камни) ПЖ, или простатолитиаз. Предполагают, что крахмальные тельца (corpora amylacеa) внутри простатических желез являются предшественниками конкрементов [1-2]. Застой секрета в дольках приводит к формированию этих амилоидных телец, а жизнедеятельность патогенных микроорганизмов способствует сдвигу рН секрета предстательной железы в щелочную сторону, что является благоприятным фоном для гиперкристалллизации ионов кальция и фосфора (основных составных частей конкрементов по данным рентгеноструктурного и петрографического анализов) [3-4]. Также существует гипотеза развития простатолитиаза вследствие рефлюкса перенасыщенной мочи в выводные протоки предстательной железы [5-8].

Камни ПЖ часто сопровождают хронический простатит, в том числе туберкулезной этиологии [9-12] (в данной ситуации тени, интерпретируемые как конкременты, фактически являются очагами пост-туберкулезного обызвествления), поддерживают очаг хронической инфекции в ПЖ [3, 13-14]. H.J. Chen и соавт. провели трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ) 500 здоровым добровольцам и 491 больному хроническим простатитом. Камни ПЖ были идентифицированы у 19,8% здоровых мужчин и у 42,2% больных хроническим простатитом, причем в обеих группах частота обнаружения конкрементов была выше в старших возрастных группах [15].

Доказано, что наличие камней в ПЖ имеет достоверную негативную корреляцию с результатами антибактериальной терапии [13].Однако китайские исследователи на основе анализа историй болезни 225 больных с доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ), подвергшихся трансуретральной резекции (ТУР), заключили, что нет связи между выраженностью сопутствующего воспаления и типом конкрементов [16]. Среди 96 больных ДГПЖ у 31 также были выявлены камни ПЖ. Достоверно чаще камни ПЖ у больных ДГПЖ сопровождались хроническим простатитом, у этих пациентов были более выражены симптомы нижних мочевых путей. Гиперурикемия наблюдалась в 1,4 раз чаще при камнях ПЖ (OR=1,4, p<0,047), что может являться одним из звеньев патогенеза формирования конкрементов ПЖ в случае рефлюкса мочи в выводные протоки железы. По данным P.F. Engelhardt и соавт. у третьей части пациентов с ДГПЖ были диагностированы камни ПЖ; в случае сопутствующего простатита – у двух третей [17-18].

По данным S.W. Park и соавт. гистологически при ДГПЖ хронический простатит категории IV был установлен у 71,9% пациентов; у 83,9% из них также были обнаружены конкременты в ПЖ. У 59 из 74 пациентов с гемоспермией ТРУЗИ выявило различные патологические изменения, в том числе у 20 больных – камни ПЖ [19].

Среди 802 пациентов с нарушениями мочеиспускания (так называемые симптомы нижних мочевыводящих путей) у 335 были обнаружены камни предстательной железы. Средний балл по шкале IPSS в группе больных с камнями ПЖ был 15,7±9,2, у пациентов без камней – 14,1±9,2 (р = 0,013). Qmax соответственно – 12,1±6,9 и 14,2±8,2 мл/сек (р = 0,003) [20].

Не смотря на то, что камни ПЖ проявляются болью, сопровождаются различными диуретическими явлениями [21], могут быть причиной болезненной эякуляции [22], они могут быть обнаружены случайно.

Сами по себе камни ПЖ лечения не требуют, однако существенно осложняют течение сопутствующего простатита, способствуют его гиперхронизации, препятствуют достижению стойкой ремиссии, и, за счет непрерывного раздражения окружающих тканей, могут привести к малигнизации. Однако вопрос терапии больных простатолитиазом остается открытым. Специфической литолитической терапии не существует, описанные способы физиолечения неэффективны. О.Н. Геглюк с соавт. применяли трансуретральную резекцию ПЖ для эвакуации конкрементов железы[3]. Однако, если этот метод оправдан у пожилых пациентов с сопутствующей ДГПЖ, вряд ли его можно признать оптимальным у молодых мужчин, т.к. в данном случае риск развития осложнений превышает потенциальную пользу. Кроме того, оперирующим урологам хорошо известна опасность соприкосновения электрода с конкрементом.

Таким образом, поиск средств лечения больных простатолитиазом является актуальной задачей. В литературе имеются сообщения об эффективности ударно-волновой терапии (УВТ) в комплексном лечении больных хроническим простатитом с эректильной дисфункцией [23]. Авторы полагают, что, с одной стороны, УВТ оказывает непосредственное влияние на ПЖ, способствует уменьшению отека, лейкоцитарной инфильтрации и тромбоза венул желез, с другой стороны – оказывает сосудорасширяющее действие. Глубокое ударно-волновое воздействие на ПЖ, оказывает дренирующее действие в отношении ретростенотических псевдомикроабсцессов, улучшая функционирование выводных протоков ацинусов, уменьшая эндогенную интоксикацию, и улучшает обменные процессы в сакральном отделе спинного мозга [23]. А.И. Неймарк и соавт. показали эффективность экстракорпоральной ударно-волновой терапии в лечении болезни Пейрони [4].

Экспериментальное исследование Б.А. Гарилевич и соавт. продемонстрировало, что низкоинтенсивное ударно-волновое воздействие на область предстательной железы даже после одного сеанса вызывает интенсификацию микроциркуляции в органе с последующей длительной активацией аэробного клеточного метаболизма, проявляющейся в повышении активности ферментов цикла Кребса и пентозо-монофосфатного шунта. Тканевая концентрация гентамицина в ПЖ при УВТ значительно возрастала, превышая ее концентрацию в контроле в 10-300 раз в зависимости от выбранного режима [25].

В литературе также имеются единичные сообщения об эффективности УВТ при камнях ПЖ [26-27]. Однако этот вопрос еще нуждается в дальнейшем изучении, поскольку не определены и не обоснованы режимы и параметры воздействия.

В лечении инфекционно-воспалительных заболеваний мочевыводящих путей и мочекаменной болезни давно и с успехом применяют фитотерапию [28-31]. Одним из наиболее хорошо изученных фитопрепаратов является Канефрон Н – комбинированное лекарственное средство, в состав которого входят золототысячник (Centaurium umbellatum), любисток (Levisticum officinale) и розмарин (Rosmarinus officinalis). Экстракты данных растений оказывают антисептическое, спазмолитическое, противовоспалительное действие на органы мочевыделительной системы, уменьшают проницаемость капилляров почек, обладают диуретическим эффектом, улучшают функцию почек, потенцируют эффект антибактериальной терапии при пиелонефрите и цистите [29].

Противовоспалительное действие Канефрон Н оказывает в основном за счет розмариновой кислоты, которая блокирует неспецифическую активацию комплемента и липоксигеназы с последующим угнетением синтеза лейкотриенов. Все лекарственные растения, входящие в состав Канефрона Н, содержат вещества, обладающие широким спектром антимикробного действия: фенолкарбоновые кислоты влияют на бактериальный белок; эфирные масла разрушают цитоплазматическую мембрану бактерий и уменьшают активность аэробного дыхания, что приводит к уменьшению выделения энергии, необходимой бактериям для синтеза различных органических соединений; флавоны, флавоноиды и флавонолы способны связываться с белками клеточной стенки и разрушать клеточные мембраны бактерий [29-31]. Это обеспечивает активность препарата даже по отношению к устойчивой к синтетическим средствам микрофлоре. Диуретический эффект препятствует адгезии микроорганизмов к уротелию и способствует вымыванию солей.

А.Г. Мартов и соавт. подтвердили, что использование Канефрона Н после эндоурологических операций на нижних мочевых путях позволяет безопасно и эффективно уменьшать ирритативную симптоматику. Авторы считают, что в настоящее время существуют теоретические представления о развитии у пациентов так называемого послеоперационного простатита, в основе которого лежит защитная реакция тканей ПЖ на операционную травму. Наличие инфекционного процесса в ПЖ усугубляет течение послеоперационного простатита, поэтому для его успешного лечения необходим комплексный подход, направленный как на эрадикацию инфекционных возбудителей при их наличии, так и на ликвидацию основных звеньев патогенеза воспалительного процесса и ускорение процессов репарации в ПЖ. Авторы подчеркивают, что использование после эндоурологических операций, при которых неизбежна травматизация ПЖ в момент проведения инструмента через уретру, препарата Канефрон Н, обладающего сочетанным противовоспалительным и антимикробным действием, является патогенетически обоснованным [30].

Ю.Г. Аляев и соавт. отметили, что назначение после дистанционной литотрипсии Канефрона Н привело к более быстрой санации мочи в послеоперационном периоде. Канефрон Н оказался высоко эффективным и в метафилактике мочекаменной болезни [31].

Воспаление как физиологический процесс приводит к повышению уровня простагландина E2, что, в свою очередь повышает концентрацию циклооксигеназы и микросомальной простагландин-Е-2-синтазы, что, собственно, и вызывает боль. B. Nausch и соавт. изучили эффективность канефрона на купирование боли при экспериментальном цистите и простатите. Авторы обнаружили, что канефрон нормализовал болевой порог как при цистите, так и при простатите, однако формалиновый тест был отрицательный [32]. Имеются данные о хороших результатах фитотерапии при хроническом простатите, однако пока не описаны попытки применять фитопрепараты с литолитической целью у больных с камнями ПЖ.

Основная гипотеза: канефрон за счет улучшения диуреза и раздражения рецепторов мочевого пузыря фенолкарбоновыми кислотами переводит турбулентный поток мочи, способствующий рефлюксу, в ламинарный, рефлюкс исключающий; литолитический эффект канефрона предотвращает заброс пересыщенной мочи в выводные протоки ПЖ; экстракорпоральная УВТ способствует дезинтеграции сформировавшихся конкрементов и выведению их наружу.

Дизайн исследования: открытое проспективное рандомизированное сравнительное исследование.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

В исследование включены 73 пациента с хроническим простатитом категории IIIA и камнями ПЖ, визуализируемыми при ТРУЗИ.

Критерии включения:

  1. Возраст от 18 до 60 лет;
  2. Наличие симптомов хронического простатита по шкале NIH-CPSI (National Institute of Health Chronic Prostatitis Symptom Index) не менее 15;
  3. Наличие в нативном препарате секрета ПЖ, полученном путем изгоняющего массажа предстательной железы, не менее 15 лейкоцитов в поле зрения при световой микроскопии;
  4. Подтверждение простатолитиаза посредством ТРУЗИ;
  5. Письменное согласие на участие в исследовании;

Критерии исключения были более обширны:

  1. Любые онкологические заболевания;
  2. Любые соматические заболевания в стадии обострения или декомпенсации;
  3. Любые инфекционные заболевания (включая туберкулез и заболевания, передаваемые половым путем) в стадии обострения / активного воспаления;
  4. ВИЧ-инфекция в любой стадии;
  5. Алкоголизм и наркомания;
  6. ДГПЖ;
  7. Перенесенные операции на органах малого таза;
  8. Наличие инородных тел в мочевом пузыре;
  9. Наличие постоянного катетера (стомы) в мочевом пузыре;
  10. Наличие кожных заболеваний (например, псориаз) в промежности.
  11. Уровень простатоспецифического антигена (ПСА) в плазме крови более 4 нг/мл;
  12. Рост патогенной микрофлоры в дериватах половых желез в титре 102 КОЕ/мл и выше;
  13. Тяжелые формы геморроя в стадии обострения.

Все пациенты проходили стандартное обследование, включавшее определение ПСА, 3-стаканную пробу мочи, биохимический анализ мочи, пальцевое ректальное исследование (ПРИ). Во время ТРУЗИ определяли объем ПЖ, эхоструктуру и степень литолизации ПЖ в сл. градации по шкале: 0 – нет конкрементов, 1единичные конкременты в парауретральной области, 2 – множественные конкременты в парауретральной области, 3 – множественные конкременты в парауретральной области и периферической зоне.

Всем выполняли клиническое и бактериологическое исследование секрета ПЖ, урофлоуметрию. Также пациенты заполняли анкету NIH-CPSI по оценке симптомов хронического простатита.

Пациенты методом случайных чисел были распределены на три группы. 1 группа пациенов (22 больных) получала канефрон по 1 драже трижды в день в течение месяца. Больным 2-й группы (23 пациента) проведено 8 сеансов экстракорпоральной УВТ на установке Aries фирмы Dornier. Экстракорпоральную УВТ выполняли в качестве монотерапии 2 раза в неделю, на курс 8 процедур в течение четырех недель. Параметры воздействия: 5-6-й уровень энергии (по ощущениям), частота 5 Гц, 2000 импульсов за сеанс; суммарно пациент получал за процедуру энергии до 12000 мДж. Лечение осуществляли следующим образом. Пациент располагался в гинекологическом кресле. Манипулу смазывали гелем для ультразвуковых процедур, плотно прижимали к промежности. Примерно половину волн пациент получал при статичном положении манипулы, и половину – при сканирующих движениях в зоне проекции ПЖ от периферии к центру. Процедура при правильном выполнении безболезненна и даже комфортна, не требует никакой подготовки или ограничений для больного. 3-я группа пациентов (28 больных) получала экстракорпоральную УВТ по описанной выше методике на фоне приема Канефрона. Весь комплекс обследования проводили до начала терапии, через 4 недели (по завершении курса лечения) и через три месяца после завершения курса лечения.

Статистическая обработка результатов проведена на персональном компьютере с помощью пакетов статистических программ Мicroso? Eхсе1 2007 и Statistiсa for Windows 6.0. Определяли среднюю арифметическую (х), отклонение от средней арифметической (х-х), далее рассчитывали среднеквадратическое отклонение (σ) и среднюю ошибку относительной величины (m). Для решения вопроса о случайности расхождений наблюдаемых средних (относительных) величин производили расчет средней ошибки разности двух средних. Полученные результаты представляли как среднее ± ошибка средней (M±m). Далее посредством сравнения средних значений двух выборочных совокупностей (М1 и М2) вычисляли t-критерий Стьюдента и определяли уровень значимости р. Статистически значимыми считали различия при р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Исходно у всех пациентов число лейкоцитов в секрете ПЖ превышало 15 в поле зрения, ни у одного не был получен рост микрофлоры, отсутствовали инфекции, передаваемые половым путем.

Ведущей жалобой при обращении была боль в области промежности, с иррадиацией в органы мошонки при эякуляции. Интенсивность боли в 1-й группе составила в среднем 8,9 балла, во 2-й – 9,2, в 3-й – 9,0. Нарушение мочеиспускания больные 1-й группы оценили в среднем в 4,5 баллов, в 4,3 балла – в второй, и в 4,6 балла – в третьей. Качество жизни по шкале симптомов составило 7,6 баллов в 1-й группе, и 7,7 балла – во второй, и 7,9 – в третьей. Сумма баллов в основной группе достигла 21,0, во второй – 21,2, в третьей – 21,5. По данным урофлоуметрии максимальная скорость потока мочи (Qmax) в 1-й группе составила в среднем 14,6 мл/сек., во 2-й – 16,1 мл/сек, в 3-й – 15,7 мл/сек. Qave соответственно 8,3, 9,2 и 8,7 мл/сек. Объем ПЖ у пациентов 1-й группы был в среднем 28,6 см3, во 2-й группе – 27,4 см3, а в 3-й – 29,2 см3. Степень литолизации в среднем определили по группам соответственно 2,3, 2,4 и вновь 2,3 балла. Статистически значимых различий не выявлено, группы идентичны по клинико-лабораторным характеристикам.

Через месяц (по завершении монотерапии в 1-й и 2-й группах и комбинированного лечения в 3-й группе) отмечена динамика по всем параметрам с разной степенью направленности и достоверности, результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1. Исследуемые параметры в трех группах пациентов через 4 недели

Показатель 1-я 
(группа n=23)
канефрон
2-я 
(группа
n=22)
ЭУВТ
3-я 
(группа n=28)
Канефрон + ЭУВТ
Лейкоцитоз секрета ПЖ более 15
(число больных / %)
8 / 34,8* 22 / 100 27 / 96,4
Боль (баллы/ динамика) 6,3 / -2,6* 8,1 / 1,1 6,4 / 2,6¥
Нарушение мочеиспускания
(баллы/ динамика)
2,3 / -2,2 92,7 /1,6 2,6 / 2,0
Качество жизни (баллы/ динамика) 4,9 / -2,7 5,0 / -2,7 5,1 / 2,8
Сумма баллов (всего/ динамика) 13,5 / -7,5 15,8 / -5,4 14,1 / 7,4
Объем ПЖ (см3 / динамика) 28,5 / -0,1 24,3 / 3,1* 25,1 / -4,1¡
Степень литолизации ПЖ железы по
данным ТРУЗИ (баллы/ динамика)
2,3 / 0  2,0 / -0,4* 1,9 / -0,4¡
Максимальная скорость потока мочи
Qmax (мл/сек / динамика)
18,9 / +4,3 18,2 / +2,1 18,7 / +3,0
Минимальная скорость потока мочи Qave (мл/сек / динамика) 10,2 / +1,9 9,9 / +0,7 10,0 / +1,3

Примечание: *различие достоверно между 1-й и 2-й группами; !различие достоверно между 1-й и 3-й группами; ¥ различие достоверно между 2-й и 3-й группами; ¡различие достоверно между 1-й и 3-й группами

Как следует из таблицы, прием канефрона почти у двух третей пациентов привел к санации секрета ПЖ, сумма баллов по шкале NIH-CPSI снизилась ниже диагностически значимой, что свидетельствует о купировании воспаления. Улучшились параметры мочеиспускания, однако эхоскопические характеристики ПЖ остались без изменения.

Курс ЭУВТ – как монотерапия, так и в сочетании с канефроном, – не позволил нормализовать число лейкоцитов в секрете ПЖ. Сумма баллов по шкале NIH-CPSI во 2-й группе попрежнему превышала 15, однако проведение ЭУВТ в сочетании с канефроном позволило добиться снижения баллов до 14,1. Во 2-й и 3-й группах были отмечены также уменьшение объема ПЖ и уменьшение степени ее литолизации.

Результаты контрольного обследования через 3 месяца после завершения курса лечения представлены в таблице 2.

Таблица 2. Исследуемые параметры в трех группах пациентов через 12 недель

Показатель 1-я 
(группа n=23)
канефрон
2-я 
(группа
n=22)
ЭУВТ
3-я 
(группа n=28)
Канефрон + ЭУВТ
Лейкоцитоз секрета ПЖ более 15
(число больных / %)
10 / 43,5* 16 / 72,7 9 / 32,1¥
Боль (баллы/ динамика) 3,4 / -5,5! 2,8 / 6,4* 1,2 / 7,8¥
Нарушение мочеиспускания
(баллы/ динамика)
1,8 / -2,7 1,9 /2,4 1,6 / 3,0
Качество жизни (баллы/ динамика) 2,9 / -4,7 2,7 / -5,0 2,5 / 5,4
Сумма баллов (всего/ динамика) 8,1 / -12,9 7,4 / -13,8 5,3 / -16,2¥
Объем ПЖ (см3 / динамика) 28,1 / -0,5! 23,3 / 4,1* 22,4 / -6,8¥
Степень литолизации ПЖ железы по
данным ТРУЗИ (баллы/ динамика)
2,3 / 0! 1,3 / -1,1 0,9 / -1,4¡
Максимальная скорость потока мочи
Qmax (мл/сек / динамика)
18,2 / +3,6 19,7 / +3,6 21,0 / +5,3¡
Минимальная скорость потока мочи Qave (мл/сек / динамика) 9,8 / +1,5 10,0 / +0,8 12,5 / +3,8¡

Примечание: *различие достоверно между 1-й и 2-й группами; !различие достоверно между 1-й и 3-й группами; ¥ различие достоверно между 2-й и 3-й группами; ¡различие достоверно между 1-й и 3-й группами

По-прежнему более половины пациентов в группе канефрона сохраняли нормальное количество лейкоцитов в секрете ПЖ; на четверть уменьшилось число больных с лейкоцитозом секрета во 2-й группе, и на две трети – у больных, получавших комбинированное лечение. Во всех группах снизилось общее количество баллов по шкале NIH-CPSI ниже диагностического минимума, наиболее существенно – в третьей группе. Канефрон не оказал литолитического эффекта ни сразу после лечения, ни в последующем наблюдении, однако монотерапия ЭУВТ, и особенно – ЭУВТ в сочетании с фитотерапией привели к достоверно значимому понижению степени литолизации.

ОБСУЖДЕНИЕ

Монотерапия канефроном Н – комплексным лекарственным средством, в состав которого входят золототысячник, любисток и розмарин, больных хроническим простатитом категории IIIA и камнями ПЖ в течение месяца не оказывает литолитического действия и не влияет на объем предстательной железы, но на 65,2% снижает интенсивность воспаления, вдвое сокращает нарушение мочеиспускания, оцениваемое по шкале NIH-CPSI, на треть улучшает качество жизни и уменьшает интенсивность боли. Максимальная и средняя скорость потока мочи увеличились соответственно на 29,4% и на 22,9%. Через три месяца после монотерапии позитивная динамика в целом сохранилась; отмечено дальнейшее уменьшение боли.

Монотерапия больных хроническим простатитом категории IIIA и камнями ПЖ экстракорпоральной ударно-волновой терапией (8 сеансов на курс) не позволила санировать секрет ПЖ, и показала умеренный терапевтический эффект: интенсивность боли снизилась на 11,9%, мочеиспускание улучшилось на 37,2%, объем ПЖ уменьшился на 11,3%, степень литолизации – на 16,7%. Однако через три месяца интенсивность боли уменьшилась уже на 69,6%, нарушение мочеиспускания – на 55,8%, а степень литолизации снизилась почти вдвое.

Комбинированное лечение трехкомпонентным лекарственным фитопрепаратом в сочетании с экстракорпоральной ударно-волновой терапией оказалось наиболее эффективным у больных хроническим простатитом категории IIIA и камнями ПЖ. Через месяц лечения повышенное число лейкоцитов по-прежнему присутствовало в секрете ПЖ почти у всех пациентов, что объясняется механизмом действия ЭУВТ. Однако через три месяца у 67,9% больных секрет ПЖ в этой группе был санирован; на 86,7% снизилась интенсивность боли, на 65,2% – степень нарушения мочеиспускания, и на 60,9% – уровень литолизации ПЖ.

ВЫВОДЫ

Наиболее эффективным в лечении больных хроническим простатитом категории IIIA и камнями ПЖ является комплексное применение фитотерапии канефроном и ЭУВТ. Ближайшие результаты демонстрируют достоверное улучшение лишь по ряду параметров, окончательный эффект следует оценивать через три месяца.

ЛИТЕРАТУРА

1. Smith V. Prostatic corpora amylacea and their calcification. Surg Forum 1965; 16: 501–2.

2. Sfanos KS, Wilson BA, de Marzoa AM, Isaacs WB. Acute inflammatory proteins constitute the organic matrix of prostatic corpora amylacea and calculi in men with prostate cancer. Proc Natl Acad Sci USA 2009; 106: 3443–8.

3. Геглюк О.Н. Мегера В.В., Белов В.Ю. К вопросу о камнях предстательной железы. Актуальнi проблеми сучасноi медицини: Вiсник украiнськоi медичноi стоматологiчноi академii 2015;15(4):165-168.

4. Torres Ramirez C, Aguilar Ruiz J, Zuluaga Gomez A, Espuela Orgaz R, del Rio Samper S. A crystallographic study of prostatic calculi. J Urol 1980;124:840–3.

5. Lee SE, Ku JH, Park HK, Kwak C, Jeong H, et al. Prostatic calculi do not influence the level of serum prostate specific antigen in men without clinically detectable prostate cancer and prostatitis. J Urol 2003;170:745–8.

6. Sutor DJ, Wooley SE. ?e crystalline composition of prostatic calculi. Br J Urol 1974; 46: 533–5.

7. Кульчавеня Е.В. Неймарк А.И. Простатит. Диагностика и лечение: руководство. М.:ГЭОТАР-Медиа, 2010. 256с.

8. Кульчавеня Е.В. Эффективность афалы в комплексном лечении больных хроническим простатитом. Врачебное сословие 2007;5: 20-24.

9. Жукова И.И., Кульчавеня Е.В., Холтобин Д.П., Брижатюк Е.В., Хомяков В.Т., Осадчий А.В.. Туберкулез мочеполовой системы сегодня. Урология 2013;1: 13-16.

10. Kulchavenya E. Best practice in the diagnosis and management of Urogenital Tuberculosis. ?er Adv Urol 2013;5(3):143-151.

11. Bartoletti R, Cai T, Mondaini N, Dinelli N, Pinzi N, Pavone C, et al.Prevalence, incidence estimation, risk factors and characterization of chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome in urological hospital outpatients in Italy: results of a multicenter case–control observational study. J Urol 2007;178: 2411–2415.

12. Кульчавеня Е.В., Брижатюк Е.В., Баранчукова А.А., Чередниченко А.Г., Климова И.П. Алгоритм диагностики туберкулеза предстательной железы. Туберкулез и болезни легких 2014;5:10-15.

13. Zhao WP, Li YT, Chen J, Zhang ZG, et al. Prostatic calculi influence the antimicrobial efficacy in men with chronic bacterial prostatitis. Asian J Androl. 2012 Sep;14(5):715-9. doi: 10.1038/aja.2012.40. Epub 2012 Jul 16.

14. Eykyn S, Bultitude MI, Mayo ME, Lloyd-Davies RW. Prostatic calculi as a source of recurrent bacteriuria in the male. Br J Urol 1974;6:527–32.

15. Chen HJ, Yang NG, Zhang JJ, Wang J, Zhang XJ, Zhang J,et al. Relationship between chronic prostatitis and prostatic calculus. Zhonghua Nan Ke Xue 2011;17(1):43-6.

16. Kim SH, Jung KI, Koh JS, Min KO, Cho SY, Kim HW. Lower urinary tract symptoms in benign prostatic hyperplasia patients: orchestrated by chronic prostatic inflammation and prostatic calculi? Urol Int. 2013;90(2):144-149.

17. Engelhardt PF, Seklehner S, Brustmann H, Riedl CR, Lusuardi L. Association between asymptomatic inflammatory prostatitis NIH category IV and prostatic calcification in patients with obstructive benign prostatic hyperplasia. Minerva Urol Nefrol 2016;68(3):242-9.

18. Engelhardt PF, Seklehner S, Brustmann H, Riedl C, Lusuardi L. Tumor necrosis factor-α expression in patients with obstructive benign prostatic hyperplasia is associated with a higher incidence of asymptomatic inflammatory prostatitis NIH category IV and prostatic calcification. Scand J Urol 2015;10:1-7.

19. Park SW, Nam JK, Lee SD, Chung MK. Are prostatic calculi independent predictive factors of lower urinary tract symptoms? Asian J Androl 2010;12(2):221-226.

20. Razek AA, Elhanbly S, Eldeak A. Transrectal ultrasound in patients with hematospermia. J Ultrasound 2010;13(1):28-33.

21. Klimas R, Bennett B, Gardner WA Jr. Prostatic calculi: a review. Prostate 1985;7: 91–6.

22. Pescatori ES, Pirozzi Farina F. Painful ejaculation: a review. Urologia 2009;76(4):230-235.

23. Терешин А.Т., Неделько Д.Е., Лазарев И.Л. Ударно-волновая терапия в лечении больных хроническим простатитом с эректильной дисфункцией. Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание 2014;1:19.

24. Неймарк А.И., Астахов Ю.И., Сидор М.В. Применение экстракорпоральной ударно-волновой терапии в лечении болезни Пейрони. Урология 2004;2:33-35.

25. Гарилевич Б.А., Кирпатовский В.И., Кудрявцев Ю.В., Синюхин В.Н. Экспериментальное изучение влияния ударно-волновой терапии на проникновение антибиотиков в ткань предстательной железы. Экспериментальная и клиническая урология 2015;2:26-29.

26. Горпинченко И.И., Мигов В.Г. Ударно-волновая терапия больных хроническим калькулезным простатитом. Здоровье мужчины 2012;4(43):70-75.

27. Мигов В.Г. Применение препарата ферменкол у больных хроническим калькулезным простатитом. Здоровье мужчины 2014;4(51):65.

28. Кульчавеня Е.В., Брижатюк Е.В., Хомяков В.Т., Бреусов А.А. Частота возникновения цистита в зависимости от вида контрацепции. Урология 2013;1:41-42.

29. Амосов А.В., Аляев Ю.Г., Саенко В.С. Растительный лекарственный препарат канефрон Н в послеоперационной метафилактике мочекаменной болезни. Урология 2010;5:65-71.

30. Мартов А.Г., Ергаков Д.В. Возможности применения препарата канефрон Н в реабилитации пациентов после выполнения эндоскопических операций. Эффективная фармакотерапия 2012;42: 44-51.

31. Аляев Ю.Г., Руденко В.И., Саенко В.С., и др. Растительный препарат канефрон Н в лечении больных мочекаменной болезнью. Урология 2012;6:22-25.

32. Nausch B., Koeberle A., Werz O., Ammendola A., Künstle G. Canephron® N reduces pain in experimental cystitis and prostatitis putatively by inhibition of PGE2 production. EAU Congress 2016, Munich; poster 262.

Журнал "Экспериментальная и клиническая урология" Выпуск № 3 за 2016 год

Тематики и теги

Комментарии

Журнал "Экспериментальная и клиническая урология"
Журнал "Экспериментальная и клиническая урология" Выпуск №3 за 2016 год
Выпуски