This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Профилактика развития рака мочевого пузыря у больных мочеполовым шистосомозом

27.06.2017
2002
0

В. Ю. Старцев 1, А. Ю. Колмаков 2

1 Кафедра онкологии с курсом лучевой диагностики и лучевой терапии ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» МЗ РФ (г. Санкт-Петербург)

2 Клинический госпиталь (г. Лобиту, Ангола)

Введение. Шистосомоз — паразитарное заболевание, по распространенности занимает второе место после малярии. В мире более 200 млн человек инфицированы Schistosoma haemotobium, возбудителем мочеполового шистосомоза (МШ), и около 700 млн человек постоянно находятся под угрозой заболеть этой патологией. С учетом темпов миграции населения случаи МШ регистрируются не только в странах Африки, но также в Европе. При развитии МШ отмечаются многочисленные поражения слизистой оболочки мочевого пузыря с исходом в рак мочевого пузыря (РМП), развитие которого может происходить в среднем через 10–20 лет с момента заражения МШ.

Цель исследования. Оптимизировать лечебнодиагностический подход при РМП, вызванном МШ.

Материал и методы. Нами проанализированы случаи выявленного и пролеченного мочеполового шистосомоза (МШ) за период с 2010 по 2012 гг. в Clínica do Porto (г. Лобиту, провинция Бенгела, Ангола). В указанный период времени за медицинской помощью обратились 66 человек с жалобами на макрогематурию: 27 (40,9 %) мужчин и 39 (59,1 %) женщин, в среднем возрасте 25,4 и 29,1 года, соответственно. Установлено, что все больные использовали неочищенную пресную воду. В результате дополнительного обследования всем пациентам установлен диагноз МШ. Диагностический алгоритм включал: осмотр, микроскопию осадка мочи, трансабдоминальное ультразвуковое исследование (УЗИ), цистоскопию с биопсией подозрительных участков слизистой. При выраженных пролиферативных изменениях уротелия пациентам выполнялась операция: трансуретральная резекция мочевого пузыря (ТУРМП), с гистологическим исследованием удаленного материала.

Длительность макрогематурии составляла от 2–3 дней до 3 недель. При исследовании осадка мочи лишь в 28,2 % случаев подтверждено наличие шистосомных яиц, по данным УЗИ характерные для МШ изменения стенки мочевого пузыря выявлены у 12 (18,2 %) больных. Во всех случаях МШ при цистоскопии верифицированы изменения слизистой оболочки мочевого пузыря, характерные для этой патологии: от так называемых «sandy patches» до гранулематозных и язвенных поражений.

В 20 случаях (30,3 %) при цистоскопии выявлены единичные, не более 1 см в диаметре, гранулематозные изменения уротелия, что служило показанием к хирургическому лечению: у 7 (35 %) мужчин и 13 (65 %) женщин. Всем больным выполнена ТУР пролиферативных участков и электрокоагуляция участков слизистой оболочки с геморрагическими изменениями.

Результаты. При гистологическом исследовании признаков РМП не обнаружено ни в одном случае. При морфологическом исследовании выявлено гранулематозное воспаление с гиперплазией уротелия, обнаружены яйца шистосом. Всем больным с характерными эндоскопическими признаками МШ, вне зависимости от результатов анализа мочи, проведено лечение препаратом празиквантел по стандартной схеме 40 мг/кг (в соответствии с антипаразитарной программой, одобренной ВОЗ). Критериями эффективности лечения больных служили клинические данные: купирование макрогематурии (в течение 7–10 дней после начала лечения), недельная динамика результатов исследования осадка мочи и УЗИ. Во всех случаях удалось добиться купирования макрогематурии. Яйца шистосом в контрольных анализах мочи не обнаружены. В дальнейшем все больные были инструктированы о необходимости повторного обращения к специалисту в случае рецидива макрогематурии. Проведена беседа о мерах профилактики заражения МШ.

Проспективный анализ амбулаторных карт показал, что в течение последующих 5 лет ни один из пациентов, прошедших лечение по данной схеме, не обращался за медицинской помощью по поводу МШ. Из наблюдаемой группы 58 (87,8 %) человек обращались в клинику в разное время по поводу проявления других заболеваний или для плановой диспансеризации, при исследовании мочи никаких значимых отклонений у них не выявлено.

Выводы. Наиболее доступные методы диагностики (общий анализ мочи и ультразвуковое исследование) не являются достаточными для диагностики МШ. Лечебно-диагностический алгоритм у пациентов с МШ должен включать цитологическое исследование осадка мочи, цистоскопию и, по показаниям, выполнение ТУР МП с гистологическим исследованием.

Отсутствие повторных обращений, а также случаев рецидива или реинфекции МШ у 87,8 % больных указывает на эффективность предложенного лечебно-диагностического подхода, и, возможно, является достаточной профилактической мерой в плане развития РМП на фоне МШ. Учитывая вероятность развития РМП в течение 10–15 лет с момента заболевания МШ, необходимо дальнейшее наблюдение и диспансеризация этой группы больных.

Комментарии

Последние статьи