This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Прогностические критерии патоморфологической прогрессии среди мужчин с локализованным раком предстательной железы, находящихся на активном наблюдении: промежуточный анализ исследования REDEEM

25.01.2014
6
0

Predictors of Pathological Progression among Men with Localized Prostate Cancer Undergoing Active Surveillance: a Sub-Analysis of the REDEEM Study

David Margelemail address, IndraniNandy, Timothy H. Wilson, Ramiro Castro, Neil Fleshner

Цель

Мы идентифицировали факторы риска патоморфологической прогрессии у мужчин, находящихся на активном наблюдении в исследовании REDEEM (название исследования переводится как: Уменьшение количества эпизодов клинической прогрессии при помощи дутастерида в исследовании выжидательной тактики лечения).

Материалы и методы

REDEEM это 3-летнее рандомизированное двойное слепое исследование пациентов в 65 университетских центрах Северной Америки. Мужчины, включенные в исследование составляли возрастную категорию от 48 до 82 лет и имели рак предстательной железы низкого риска (Т1с-Т2а), сумму Глисона 6 и меньше, 3 или меньше положительных биоптатов, поражение опухолью менее 50% любого из биоптатов, уровень ПСА сыворотки крови 11 нг/мл или меньше, ожидаемая продолжительность жизни более 5 лет и находились в программе активного наблюдения. Выполнение биопсии с использованием 10 и более биоптатов считалось необходимым условием для включения в программу активного наблюдения. В анализ были включены 276 пациентов с 1 или более биопсий после начала лечения в рамках исследования. Пациенты получали 0,5 мг дутастерида каждый день или плацебо в течение 3 лет. Время до патоморфологической прогрессии (объем [4 или больше положительных биоптатов или вовлечение опухолью 50% и более от любого положительного биоптата] или прогрессия по степени дифференцировки [сумма Глисона 7 и больше]) по данным контрольной биопсии. Базовые характеристики пациентов были проанализированы при помощи модели пропорциональных рисков Кокса.

Результаты

94 из 276 пациентов показали признаки патоморфологической прогрессии по данным контрольной биопсии (34,1%), 54 (19,6%) демонстрировали прогрессию по объему опухоли, 19 (6,9%) прогрессию только по степени дифференцировки и 21 (7,6%) – оба типа прогрессии. Более пожилой возраст (ОР 1,05, 95% ДИ 1,01-1,08, р=0,009) и большая плотность ПСА (ОР 1,06, 95% ДИ 1,04-1,09, р<0,001) были связаны с патоморфологической прогрессией. Изменения ПСА позволяли отразить прогрессию в степени дифференцировки, но не прогрессию в объеме опухоли у пациентов, лечение которых осуществлялось как с использованием плацебо, так и с использованием дутастерида.

Заключение

Более пожилой возраст и более высокие значения плотности ПСА были независимыми прогностическими критериями патоморфологической прогрессии. Данные измерений в процессе наблюдения не могут расцениваться как прогностический фактор в отношении патоморфологической прогрессии. Дальнейшие исследования необходимы для оценки роли дутастерида и поиска лучших маркеров патоморфологической прогрессии в рамках программ активного наблюдения.

Ключевые слова: активное наблюдение, дутастерид, прогрессия заболевания, простат-специфический антиген, опухоль простаты.

Комментарии